Последние комментарии

  • Милена Милена
    Почти все смотрела, за редким исключением, все - мусор, нет красоты отношений, нет чего-то, что заставляет плакать и ...20 лучших экранизаций XXI века
  • Милена Милена
    Минус за книгу, а фильм просто бездарный.20 лучших экранизаций XXI века
  • Вадим Кузьменко
    Что она там разрабатывала тупо скопировала у Америки!Создательница «Ворониных» научит писать комедии

Сергей Светлаков и Александр Незлобин: «В России самоцензуры больше, чем цензуры»

Творческий дуэт Сергея Светлакова и Александра Незлобина, специально для производства программ и кино создавших студию «Свердловск», находится в постоянном поиске новых форм юмора и нестандартных способов развлечения аудитории. 1 ноября на канале СТС стартует их новое шоу «Русские не смеются», соведущим которого станет еще и Михаил Галустян, а на онлайн-сервисе more.
tv запустится их эксклюзивный проект «СТЕNDАП АНДЕGRАУНД». Мы встретились с супергероями уральской комедии на прошедшем в Иваново фестивале сериалов «Пилот», где Светлаков был одним из членов жюри, а Незлобин представлял свой новый документальный фильм «Sasha from Russia», и поговорили о русской душе, переменах, «несмеянах», телевизионных староверах, политике, Иване Урганте, онлайн-платформах, ситкомах, пи-пи и ка-ка, а также узнали, куда движутся родные комедия и стендап.


Сергей Светлаков и Александр Незлобин: «В России самоцензуры больше, чем цензуры»

Почему русские не смеются?

С.С.: Этот вопрос висит в воздухе тысячу лет. Почему мы угрюмый народ? Почему большинство наших песен грустные? Зачем мы идём плакать к берёзе и спрашивать у ясеня? Зачем везде ищем какие-то ответы, но не в себе, а извне? Это часть нашей общности. Нас окружает большое количество людей, которые не смеются, не улыбаются и постоянно испытывают какую-то тревожность. Наше шоу «Русские не смеются» как раз про них. В каждой программе будет по четыре таких «несмеяна», которых мы отловили в разных концах нашей родины. А народные таланты и профессиональные комики, пришедшие к нам на кастинг, попробуют всё-таки их рассмешить. Это будет юмористическое противостояние: если «несмеян» не засмеялся – деньги забирает он, а если засмеялся – комик. На этом строится концепт нашей новой программы. Я очень надеюсь, что это придется ко двору, и всем понравится за этим наблюдать.

А.Н.: Это связано и с климатом, и с судьбой. У нас, в целом, не принято выражать эмоции, поэтому нам это название очень сильно понравилось. Наша глобальная миссия – провести исследование на тему русской души, составить юмористический портрет страны. Эта задача очень сложная, но к ее реализации надо стремиться, и, может быть, на одном из сезонов мы достигнем этого.

Удалось ли вам в рамках кастинга найти неожиданный бриллиант, жемчужину, талант или такую форму юмора, о которой раньше даже подумать не могли?

С.С.: Мы пока не видели, как это работает в зале, ведь какие-то вещи могут нас самих разрывать, а зрителю не зайдет. Сначала нужно пройти испытание съёмкой, поймать этот нерв, который и родит будущие таланты. Или неталанты, которые настолько неталантливы, что станут звёздами. Это часто происходит в нашем шоу-бизнесе. Всё будет по-живому!

А.Н.: Я внутренне радуюсь, что самородки в нашей стране остались, и еще не всех вагонами вывезли на «Минуту славы». Мы в поиске и очень надеемся найти то, что цепляет народ за живое. Чтобы смеялись учительница и блогер, дальнобойщик и модель.

Сергей Светлаков и Александр Незлобин: «В России самоцензуры больше, чем цензуры»

Раньше монополия на юмор была на ТВ, а сейчас он вышел и в интернет, и в офлайн, в связи с чем стал свободнее и политизированнее. Есть ли какие-то глобальные истории, которые этим управляют?

С.С.: Интернет – это просто еще одна возможность, способ дистрибуции. Юмор и политика всегда идут рука об руку, и сейчас, когда в воздухе пахнет новой эрой, эта связь все теснее. Политика может оставаться неизменной, но Россия идёт к тому, что она должна поменяться, потому что выросли совершенно другие люди. Я родился в СССР, но большую часть своей жизни провел в России, поэтому мне пока понятны и молодые ребята, и старшее поколение. Мне близки мои родители, со всеми предпочтениями в пище и юморе. У нас очень много общего, но сейчас выросло поколение, которое родилось уже в другой стране. У них безлимитный интернет, полный холодильник и никаких шор и фильтров. И это логично, что та страна, где будут жить они, будет совсем другой.

А.Н.: Сейчас идет очередной юмористический прорыв. Сначала прорывали «Наша Russia» и «Камеди», потом наметился некий застой, телевизор стал слишком академичным. На острие вышел интернет. Всем интересно докопаться до сущности, понять, что на самом деле хочет сказать автор, который вышел на сцену с пачкой мятой бумаги. В этом смысле мы переживаем второе рождение комедии в России. Да, она еще пробирается через тернии, письки и какашки, сортир и ниже пояса, но без этого до вершин не добраться. Дети в маленьком возрасте начинают шутить сначала именно про пи-пи и ка-ка. Так же и с комедией: сначала она крепнет, дальше она становится сильно философской и умной, но потом, если судить по англоязычному миру, она все равно возвращается к низменным вещам, только уже в более глубоком формате. Главным становится не это, а поиск некой универсальной метафоры и узнаваемой ситуации, понятной всем.

Есть очевидный запрос на юмор как социальный комментарий. Почему у нас в стране только один «Вечерний Ургант», хотя в Штатах их десятки? Почему мы не можем с юмором комментировать новости, как было в «Прожекторперисхилтон»? Почему сейчас этого так мало именно на телике, и хотелось бы вам этим заняться?

С.С.: Мы ищем формат, в котором мы бы не выглядели идиотами, а людям было бы интересно. Телевидение устроено таким образом, что меняется намного медленнее, развивается в совершенно другой скорости. Оно никогда не работало в такой конкуренции, которую принёс интернет. Поэтому будем следить за этой борьбой, а я, как телевизионный старовер, постараюсь работать на обеих площадках. Тут вопрос даже не в свободе, а в близости к реальной жизни. Потому что если ее не чувствовать, то зритель сразу же отложит пульт и возьмется тыкать пальцем в экран.

А.Н.: Сегодня ты, например, снял передачу, а на следующий день кого-то посадили, и что с этим делать? Но это моя мечта – создать daily show в России. Честное и с яйцами. Почему «Вечерний Ургант» один – это отдельный вопрос. Это реально дорого, и таких суперзвезд, которые смогут и аудиторию привести, и готовы только этим заниматься, у нас просто нет. Но я уверен, что онлайн платформы – это то место, где это может появиться. Мировая и внутренняя политика генерируют столько шуток, что игнорировать их просто нельзя. С другой стороны, политический юмор за последние пару месяцев стал слишком «поп». Все долго сдерживались, а потом понеслось… У меня сейчас есть некоторое отторжение, потому что на эту тему шутят все, а мне не хочется шутить, потому что все шутят. Я хочу смотреть дальше, за горизонт.

Сергей Светлаков и Александр Незлобин: «В России самоцензуры больше, чем цензуры»

Кто эти люди, которые могли бы сделать такое шоу?

А.Н.: Илья Соболев очень дерзкий и классно раскрывается, я очень рад за него. Комики из «Стенд-ап клуба №1» на Арбате, которые, не имея индустрии за плечами и газпромовских денег, по факту, перепридумали жанр. Идрак Мирзализаде и Саша Долгополов становятся звездами. Сергей Орлов очень резко взлетел, не без моей помощи. Я всегда буду это говорить: я тот, кто отправил Ване Урганту на него ссылку, хотя он сам по себе очень крутой и пробился бы туда без меня. Кирилл Селегей, Гарик Оганисян, вот эти ребята, которые могут быть дерзкими. Нурлан Сабуров, Тимур Каргинов, Юля АхмедоваРуслан Белый собирает «Крокус Сити». Есть еще много таких, кто мог бы. Но daily show… Тому же Соболеву пока неэтично про многие вещи говорить в силу возраста, опыта... А Ургант, Светлаков или Гарик Мартиросян уже могут. Да и Александр Цекало, естественно. Цекало он, блин, гений. Он сразу несколько сериалов запускает в ко-продукции с Netflix. Поэтому это должна быть либо молодёжь с маленьким бюджетом и матом, либо маститые люди, которые смогу задать в камеру вопрос Дмитрию Пескову или первому лицу государства, и это не будет выглядеть глупо.

То, что Ургант поддержал Павла Устинова и высказался в эфире – это правильно?

С.С.: Конечно да, и не только он, многие мои друзья, Семен Слепаков… Любые слова поддержки тут более чем уместны.

А.Н.: Так и должно быть. Это общественный резонанс, общественное мнение, и прекрасно, что на канале есть люди, которые не испугались и сделали. В России самоцензуры больше, чем цензуры. Я сталкивался с ситуациями, когда люди психовали и выкладывали в интернет, а потом у них спрашивали: «А почему это не идет по телевизору?», а они отвечали: «Мы думали, что так нельзя». Как нельзя? Если ты настолько дерзкий и талантливый, что даже власть смеется, то тебе все можно. Ваня – красавчик. Но тут есть другая история. Невозможно угодить всем. Если ты вписываешься за одну сторону, то автоматически становишься врагом для другой. В нашей стране на линейке либо один, либо десять. Пять с половиной не бывает. Что бы ты ни сделал, ты для кого-то сразу становишься продажным. Одни будут говорит, что тебя купили американцы, а другие, что администрация президента. Я защищал в разных ситуациях то одних, то других, но ни одной смски из банка не приходило: ни «Сбербанк», ни «Bank of Amеrica» ничего не прислали.

Сейчас новый юмор в ютуб-шоу, прожарках и так далее, а когда он дойдет до эфирного ТВ? Когда мы это увидим в комедийных сериалах и ситкомах?

А.Н.: Многие ситкомовские авторы приходят именно оттуда, но, к сожалению, должно пройти 10-15 лет. Сейчас есть шанс, что можно чуть быстрее, лет за семь. Но в любом случае главный фактор тут – время. Мы повторяем золотой век американского телевидения, используем те же форматы, жанры и так далее, но в любом случае, прежде чем тебя пустят писать то, что потом в течении нескольких месяцев будет снимать команда из сотен человек, ты должен пройти некий путь.

С.С.: Мне кажется, мы это и делали в «Нашей Раше». Думаю, что в свое время сможем к этому вернуться. Сейчас у нас в разработке несколько сериалов для СТС и интернет-платформ.

На фестивале «Пилот» представили тизер вашего документального проекта «Sasha From Russia». Что это за история?

А.Н.: Это то, ради чего я уходил больше, чем на год. Своего рода отчет о проделанной работе. Я очень волновался, чтобы это не стало пафосным самолюбованием, и при этом чтобы я не перегнул с иронией над собой. Именно эту ошибку я совершил в «Неzлобе», когда люди не поняли, когда я показывал, что плохо живу. Они подумали, что это неправда. У нас просто не верят, что те, кого показывают по телевизору, могут жить плохо. Самое главное, чего я боялся, что это будет трэвел-блог, снятый на кинокамеру, но, кажется, в итоге получилось что-то большее. Это проект о том, как комик с российскими корнями может чего-то достичь на Западе. Как нам встать над культурным кодом и начать делать универсальные вещи, которые будут понятны носителю любого языка? Мы совершили несколько больших экспедиций в США, пообщались с местными комиками, промоутерами, обычными людьми, отсняли сотни часов материала. Раньше я вряд ли такое сказал бы, но мне действительно нравится этот проект. Мне кажется, что я наконец-то смог найти свой стиль. Не в том смысле, что это гениально и восхитительно, а в том, что мне за это не стыдно и хочется продолжать.

С.С.: Наша студия производит этот продукт. Мы с Сашей сопродюсеры. Я верю в эту историю, и она мне безумно нравится. Этот язык, который возник благодаря Сашиной идее, нам очень близок, мы с него кайфуем. Мы не знаем где и на какой платформе выйдет первая часть, мы сейчас только в процессе переговоров, но нам нравится то, что у нас получилось.

Сергей Светлаков и Александр Незлобин: «В России самоцензуры больше, чем цензуры»

Есть такая расхожая фраза: «не жури, да не журим будешь», что значит, что в следующем году те же люди, которых вы судите в этом, будут решать судьбу ваших проектов. Как не свалиться в междусобойчик, а оценивать объективно, качественно, правильно? Учитывая, что все друзья и знакомые.

С.С.: Мне сложно сказать, что на самом деле приносят создателям призы и статуэтки, но я как член жюри уже получил очень многое. Резкое погружение в тему, возможность посмотреть со стороны и понять, чем ты занимаешься – отстаешь или, наоборот, чуть опережаешь время. Тут свой материал показывают по-настоящему крупные игроки и очень талантливые авторы. Я очень благодарен, что меня позвали. Я с удовольствием приехал. Очень хочется как можно скорее представить в следующем конкурсе свою работу. Никто никому не подсуживает и не играет в поддавки, цеховая солидарность – она как раз про объективность.

А.Н.: Я прилетел на один день, успел только ознакомиться с названиями проектов и именами создателей. Но чувствую эту творческую атмосферу. Это ощущение, что ты оказался в правильном месте в правильно время. Я вообще очень люблю Иваново, мы тут несколько раз проводили корпоративы с Сергеем…

С.С.: Если ты про ту историю про микрофон в салате, то давай в другой раз! (смеются).

Куда, по вашему мнению, идёт наша сериальная индустрия?

С.С.: Наша индустрия ловит мировые тренды и пытается им подражать. У нашего сериального производства пока нет своего лица, но с каждым годом мы подтягиваемся и понемногу устраняем тот отрыв, из-за которого свою индивидуальность и потеряли. То есть по качеству есть ощутимый рост, и это очевидно, но пока чего-то особенного, что можно и нужно показывать миру, у нас нет. Но уже скоро это должно появиться. Какой-то наш колорит, наша идентичность, которые перевернут представление об устоявшихся вещах.

А.Н.: Мы сейчас пишем несколько историй. Как для телика, так и для интернета. Понимаем, что с точки зрения возможностей горизонт гораздо шире, чем раньше, что индустрия стала взрослее, сильнее, но пока это очень локальная история. Наш «Sasha From Russia» во многом об этом. Сможешь ли ты бросить все свои достижения здесь, чтобы доказать что-то там? Или вообще нужно забыть про эти здесь и там, оторваться от условностей и говорить только о том, что важно лично тебе?

Над какими еще проектами вы сейчас работаете?

С.С.: Для интернет-площадки more.tv запускаем «СТЕNDАП АНДЕGRАУНД». Это проект нашей студии «Свердловск». Мы надеемся, что сможем расширить представление о том, каким может быть стендап в России. Нам удалось подтянуть много молодых и талантливых ребят, с удовольствием делимся этими находками.

А.Н.: Я вижу тут большие перспективы и думаю, что благодаря этому проекту наша стендап-индустрия будет прирастать, а мы с Сергеем наконец-то получим свою империю. Для меня это первый опыт как режиссера в передаче, в которой нет сценария.

Онлайн-платформы устраивают настоящую бойню за контент. Но так ли сильно их подход отличается от ТВ?

А.Н.: Эта история еще только складывается, все пока только нащупывают свою нишу и свою аудиторию. Меня, как производителя контента, не волнует, будут меня показывать по кабелю или dial-up соединению. Мне классно и там, и там. Да, в чем-то платформы копируют телек. Да, иногда это одни и те же люди. Но есть объективные вещи: на ТВ нельзя жестить до 23:00, потому что, не дай бог, дети включат. А после 23:00 нет достаточного количества рекламных денег. В Америке такая же ситуация: бесплатные каналы тоже не могут себе многого позволить, потому что их просто засудят. И тут тебя как раз выручают новые технологии. Платформа, которая позволит заработать на своем творчестве и создавать сериалы типа «Californication».

С.С. Будет некая форма взаимовыгодного сосуществования. Благодаря этому линейка проектов станет шире, а зритель только выиграет.

Смотрите шоу «Русские не смеются» с 1 ноября на канале СТС.

Ссылки по теме

Михаил Галустян и Сергей Светлаков снова вместе
Сергей Светлаков и Александр Незлобин уходят на СТС
Светлаков - продюсер?
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх