kino-teatr.ru

21 991 подписчик

Свежие комментарии

  • Вера смелых
    Хватит выбирать любых певцов, певцов "ротом" и фамилией, спортсменов, телеведущих типа Пушкиной, актеров-перевертышей...Независимый канди...
  • Виктор Шиховцев
    Я б за него проголосовал, не снимись он в паскудном фильме "На Париж", который показал героя войны засранцем.Независимый канди...
  • Владимир
    Про Бреда Пита переговорили?Анджелина Джоли о...

Стихи от Высоцкого, объятия с Аленом Делоном: Наталья Белохвостикова поделилась воспоминаниями о коллегах

Наталя Белохвостикова дала большое интервью изданию «7 Дней», в котором рассказала о своём детстве, сотрудничестве с Аленом Делоном, Олегом Далем, Иннокентием Смоктуновским и Владимиром Высоцким, а так же о первой встрече с режиссером Владимиром Наумовым, который впоследствие стал мужем актрисы.

Стихи от Высоцкого, объятия с Аленом Делоном: Наталья Белохвостикова поделилась воспоминаниями о коллегах

Наталья родилась в семье дипломата и до 5 лет жила в Лондоне, после чего семья вернулась в Москву. Однако ещё через пять лет родители и брат Натальи вновь уехали заграницу, оставив дочь на попечении бабушки и дедушки.

«Мое детство было неординарным. С девяти месяцев я росла в Англии. Помнить я себя начала рано. Мне было почти два года, когда мама собиралась в Вестминстерское аббатство на коронацию Елизаветы Второй. И я до деталей помню ее платье — сиреневое, со шлейфом. Мама сшила его сама. Забыть невозможно: такой красоты я больше не видела. Также помню елку под потолок в Лондоне, которую папа с мамой нарядили, когда я спала днем».
«А когда мне было десять, отца направили в Стокгольм. Я осталась в Москве с бабушкой и дедушкой, а родители и младший брат Коля уехали на целых пять лет. Разлука далась мне сложно. Я жила на Патриарших прудах, училась в 20-й школе. Каждый вечер мы всем классом встречались на пруду и катались на коньках.
Но одиночество не проходило. Эти пять лет — ключевой момент в моей жизни. Если бы не они, я стала бы другим человеком. То, что я в этом одиночестве прочитала, намечтала — именно это меня сформировало. К родителям я приезжала на каникулы, и первое, что делала, — считала, сколько дней с ними у меня осталось. Дней счастья… А в Москве было вечное «07», когда мы созванивались раз в две недели на три минуты. Что сказать за три минуты? Поэтому еще были письма, письма, письма»
.

Стихи от Высоцкого, объятия с Аленом Делоном: Наталья Белохвостикова поделилась воспоминаниями о коллегах

Первоначально Наталья думала, что станет переводчицей литературы, но случай полностью изменил её планы на карьеру.

«Мне было тринадцать. Я поехала к родителям в Стокгольм на летние каникулы. Ходила в летнюю школу на берегу моря — в девять утра детей туда отдавали и в час дня забирали. И вот появился там какой-то человек — смешной, маленький, и он внимательно на меня посмотрел. Вечером папа объяснил: «Это режиссер из Москвы, он пришел ко мне и говорит, что ему нужны две женщины и мужчина. Но я ответил, что все взрослые работают, и предложил посмотреть детей. Может, кто-то подойдет». А я в 13 лет была точно такого же роста и веса, как сейчас. Большелобая девочка. И этот маленький человек, который оказался выдающимся режиссером Марком Семеновичем Донским, попросил папу меня отпустить. Несколько дней я прожила в сказке, в исторических костюмах. Мы катались туда-сюда в пролетках, я зонтиком закрывалась, чтобы в камеру не попало мое детское лицо…Съемочная группа уехала, и я продолжила жить своей жизнью. А потом Марк Семенович позвонил и сказал, что можно посмотреть фильм. Папы не было, мы поехали с мамой на студию Горького, и он показал картину. Событие! Мы вышли из зала, стоим, разговариваем, и к нам подходит лысый человек. Донской ему говорит: «Сережа, вот артистка будущая». Это был Герасимов. И будущая артистка стала пунцового цвета, пятнами пошла. А Герасимов сказал: «Знаете, жалко, конечно, я курс в этом году набрал уже. Вы поступайте через год. Хотите, ко мне приходите, посмотрите, как я буду заниматься». Я сказала: «Спасибо». И мы разошлись. Прошло дня два-три, мне звонят из группы Донского и говорят: «Знаешь, мы видели Герасимова, он попросил тебя прийти к нему 1 сентября». Он тогда писал сценарий фильма «У озера». Сибирь, девочка-сибирячка из его детства… Светлоглазая, волосы до колен. Я такой и была».

Белохвостиковой посчастливилось встретить на своём пути легенд отечественного и мирового кинематографа, среди которых были Федерико Феллини, Джульетта Мазина и Ален Делон.

«Помню, у нас первый съемочный день с Аленом Делоном в «Тегеране-43» был на Елисейских Полях. Эпизод маленький. Нужно выйти из офиса, сесть в машину, с Курдом Юргенсом поговорить и уехать. И вот, смотрим, Делона нет и нет. Оказывается, вот что он сделал. Елисейские Поля, 9 утра, он вышел на улицу, встал, прислонился к стеночке и собрал сотни людей. Обрастал людьми, обрастал… Люди как дрожжи росли. И он собрал толпу
Появился Курд Юргенс и сказал, что советует поменять его на Бельмондо. Потому что это хулиганство. Ну правда, он хулиганил. Но радовался как ребенок. Так же он расстраивался, что на него не обращают внимания люди в аэро­порту Орли, где мы снимали очень много, но там люди бегут, они не смот­рят — Делон, не Делон… И ему стало скучно, он ушел, засел в комнате и занимался собой. Вообще, Делон партнером был замечательным. Он импровизировал, хохотал, придумывал. Нам очень было здорово работать, встречаться, мы и по жизни виделись много раз. Для меня это невероятная память. И мы сидели рядышком на премьере в советском посольстве в Париже. Он меня весь просмотр держал за руку. А когда фильм закончился, мы долго обнимались и поздравляли друг друга»
.

Стихи от Высоцкого, объятия с Аленом Делоном: Наталья Белохвостикова поделилась воспоминаниями о коллегах

«Мне повезло встретить много людей, про которых можно сказать, что они биологически другие. Шукшин, Евстигнеев, Табаков, Леонов, Вацлав Дворжецкий, Гафт, Джигарханян… Безусловно — Смоктуновский. Самым гениальным он был на картине «Белый праздник» по сценарию Тонино Гуэрры. Через три недели после начала съемок у него случился тяжелейший инфаркт. И мы с Володей Тонино звонили, говорили: «Надо закрывать картину, потому что только он может это играть. А даже если Смоктуновский, дай Бог, поправится, он не будет в состоянии сниматься». И вот сидим как-то с Володей вечером, и раздается звонок. Я поднимаю трубку, а там: «Наташенька, это Кеша, а Вовочка где?» — «Сейчас». Передаю трубку мужу, и Смоктуновский говорит: «Слушай, я вот тут думаю: эту реплику мне не очень удобно произносить. Ты не против, если я слова немного под себя переставлю?» Он звонил из реанимации!»

«Высоцкий на съемках «Маленьких трагедий» написал мне стихи… Дело в том, что я умею заболеть в первый день съемок. Это у меня очень здорово получается, почти на всех картинах. А тут я заболела вся, с ног до головы. Потеряла совершенно голос, у меня был сильный насморк, температура, болели уши. Первое, что я сделала, приехав на студию, — пошла в поликлинику, мне там вкололи укол. Помню, когда я на площадке открыла рот, все захохотали. Потому что мой голос был как у Высоцкого — низкий и с хрипотцой. И когда я уже с температурой лежала в актерских комнатах, пока снимались другие сцены, Володя пришел ко мне, говорит: «Послушай, я сейчас тебе стихи прочту». И прочел. А у меня температура, я лежу никакая. В общем, запомнила только последнюю строчку: «И Дону Анну я называл Наташей». Я говорю: «Володь, запиши, пожалуйста». А он: «Ага, будет время — запишу». Но кто же думал, что ему так немного осталось…»

Также актриса рассказала о знакомстве со своим мужем, режиссёром Владимиром Наумовым.

«Я летела на премьеру «У озера» в Белград 7 ноября. В делегации были Марк Донской с женой, я и режиссер, руководитель делегации. Мне было 20 лет, я только что окончила институт. И накануне мне звонят и говорят, что тот самый режиссер, который должен был ехать, не поедет, потому что у него жена тяжело заболела. Полетит Наумов, у которого есть готовый загранпаспорт. И еще спрашивают: «Ты знаешь его?» — «Знаю. Я все его фильмы изучила во ВГИКе». — «То есть в аэропорту ты его не узнаешь? Придется ехать туда с тобой и вас знакомить, потому что, если вы потеряетесь, будет катастрофа». И вот меня к нему подвели в Шереметьево, познакомили. Потом мы с ним сидели в самолете рядом. И я думала: странный человек. Тогда еще никто курения в самолетах не запрещал, и вот он у всех берет сигареты, но не закуривает. Нюхает, вертит в пальцах, пепел сыпется на одежду. Словом, причуды гения. Позже я узнала, что за три недели до этого он, курящий с 14 лет, бросил эту привычку. Его друг, владевший гипнозом, сказал: «Володь, тебе надо кончать курить, нужно поберечь легкие. Ляг, давай с тобой поговорим». Наумов рассказывал: «Он мне десять минут морочил голову: «Курить вредно, вредно…» Талдычил примитивные ис­тины. Я ждал, когда это кончится. В конце концов он сказал встать. Я встал и, очень довольный собой, сказал, что пошел курить. Друг говорит: «Иди!» Я открыл окно, взял сигарету, посмотрел на нее и выбросил на улицу».

Стихи от Высоцкого, объятия с Аленом Делоном: Наталья Белохвостикова поделилась воспоминаниями о коллегах

Всю поездку они с Донским надо мной издевались, я, как всегда, краснела. Была в своей роли. Они купили хохотунчик, который, если кнопку нажать, хохочет истерично. И когда какая-нибудь экскурсия, народу много, они шли за мной и включали хохотунчик, все на меня смотрели, а я покрывалась пятнами. Потом мы вернулись в Москву. Через неделю вышло интервью Наумова в газете «Правда». Мой папа ее выписывал, она каждое утро приходила в ящик. И вот Наумов на страницах «Правды» рассказывает, что состоялась такая пафосная неделя в Белграде, что все очень хорошо прошло. И последний вопрос огромной статьи был: что вас потрясло больше всего в Югославии? И ответ: Наташа Белохвостикова. Это напечатала газета «Правда»! Сейчас можно сказать — безбашенное признание. Эта газета у нас хранится до сих пор. Дети, когда видят ее, хохочут…»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх