На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей
    А ведь диагноз то верный был.Жаль не долечили.Никита Джигурда р...
  • александр муравьев
    Значит однозначно говно. У что не переснимут испохабят всё в край своей тупой интерпретацией.Новое «Чучело», с...
  • Виталий
    Ну да... "Доработать" то, что мастерски сделано - куда проще, чем создать хоть что-нибудь стоящее на новом (в смысле...«А зори здесь тих...

«Не слышу зла»: Общество теракта

Уже в прокате остросюжетный южнокорейский дебют «Не слышу зла» — триллер о маньяке, преследующем по всему городу слабослышащую девушку и ее мать. Что общего у современного общества и дверного замка — читайте в нашей рецензии.



Кён Ми (Чин Ги Джу) работает в техподдержке для слабослышащих клиентов и с окружающими изъясняется жестовым языком или при помощи заметок в смартфоне. Может еще читать по губам, но предпочитает игнорировать болтовню и подколки коллег, а также сальности особых клиентов, теряющих берега от смеси алкоголя, корпоративных ухаживаний и чувства безнаказанности рядом с девушкой, которая их не слышит. У Кён-ми и ее трудолюбивой слабослышащей матери (Киль Хэ Ён) есть мечта — отправиться на остров Чеджу, и больше им, кажется, никто не нужен.


Тут нужно сказать, что и локализация «Не слышу зла» — больше, чем каламбур-оммаж. Методика До Щика строится на восприимчивости человека к интонациям, когда вежливость и эмпатичность, подобно маске с перчатками, скрывают подлинную личину преступника. Остросюжетная шарада Квон О Сына, где растут ставки, темп и число свидетелей, держит в напряжении не столько беготней и поножовщиной, сколько соревнованием Кён Ми и До Щика. Это в «Тишине» Майка Флэнегана — самом компактном и виртуозном его фильме — схватка слабослышащей писательницы (Кейт Сигел) и убийцы в маске (Джон Галлахер мл.) не покидала дома в лесной глуши. Саспенс «Не слышу зла» постепенно распространяется по городу: из подворотни — в дома жертв, а потом и на оживленную площадь. Варианты публичной реакции на ЧП ограничены — как и количество замочных механизмов, которые защищают жилища от вторжения извне. До Щик знает, как их вскрывать. Кён Ми ищет такую отмычку или комбинацию, чтобы напуганная толпа встала на сторону той, что не может произнести даже мантру жертвы.



В этом смысле дебют Квон О Сына интересно рассмотреть в контексте возросшей привычки человека к насилию. По телевидению и в кино, в социальных сетях и на соседней улице. Ги Дебор в програмном тексте «Общество спектакля» (1967) отмечал, что с развитием технологий, отчуждением труда и избытком информации, люди начинают воспринимать жизнь как зрители. Как некое зрелище, повторяющее ранее виденное и/или не подразумевающее деятельное участие. «Не слышу зла» предлагает схожую метафору, которую можно обозвать «Общество теракта»: чтобы вывести наблюдателей из оцепенения, не дать успокоиться первой отговоркой, нужно радикальное действие, не оставляющее пространства для интерпретаций. Вы и убили-с.

«Не слышу зла» в кинотеатрах с 13 апреля.



Ссылки по теме

Жизнь стоит того, чтобы жить. Но сколько это стоит? Почему «Игра в кальмара» так популярна
Пылающие паразиты Пусана: 10 знаковых фильмов из Южной Кореи
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх