На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • Maxim
    Куда привязать кассовый аппарат?«Пускай платят на...
  • Владимир Алтайцев
    Накололся  наркотой, вот и решил  полетать. Шакалу  шакалья  смертьСын Юлии Дробот т...
  • Алексей
    А ведь диагноз то верный был.Жаль не долечили.Никита Джигурда р...

Полевое воспитание: «Претенденты» — фильм-флирт, чья подача ведет в аут — или самое сердце

В международном цифровом прокате сошлись «Претенденты»: двое некогда амбициозных молодых теннисистов рубятся за сердце несостоявшейся звезды спорта сквозь года. Или вымещают на корте фрустрацию из-за фантазий, которые сбылись неправильно? Или просто лупят по мячику, потому что им это нравится? Разбираемся, чего добивается — и от зрителей в том числе — итальянский режиссер Лука Гуаданьино.

Полевое воспитание: «Претенденты» — фильм-флирт, чья подача ведет в аут — или самое сердце

«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень», — это про теннисистов Арта Дональдсона (Майк Фейст) и Патрика Цвейга (Джош О’Коннор), которых даже наградили кличками в честь тех же стихий. Друзья-неразлучники, чьи амбиции и таланты могут осветить небольшую комнатку, наслаждаются последним юниорским турниром в 2006 году, не подозревая, что следующий очный финал их ждет только через 13 лет — в статусе уже тотальных антиподов. Только достигшие совершеннолетия оболтусы еще не видели Таши Дункан (Зендея), чьи целеустремленность и мастерство просто созданы для того, чтобы перевернуть игру. Если не большой теннис — то две маленькие жизни. Точнее три.


Луке Гуаданьино удалось снять кино, которое флиртует со зрителем, запускает пальцы в его или её фантазии и проекции, заставляя сердце биться чаще от заурядных действий. Если, конечно, не считать головокружительную последнюю сцену, где Сайомбху Мукдипром, постоянный оператор итальянца и Апичатпонга Вирасетакула, устраивает совсем уж ролевые игры с камерой, которая притворяется и кортом, и мячиком, и всеми персонажами по очереди. Зачем фильму о том, что некоторые вещи невозможно проговорить, лишь почувствовать в процессе — матч, просмотр, жизнь — остальные два часа, вопрос не такой уж праздный. Возможно, с таким запросом к радикальности кинематографического хулиганства остается только перефразировать реплику из «Одержимости» другого фаната классического Голливуда и пафосных трехгрошовых откровений: «Не в моем, Лука, темпе».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх