На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • Maxim
    Куда привязать кассовый аппарат?«Пускай платят на...
  • Владимир Алтайцев
    Накололся  наркотой, вот и решил  полетать. Шакалу  шакалья  смертьСын Юлии Дробот т...
  • Алексей
    А ведь диагноз то верный был.Жаль не долечили.Никита Джигурда р...

«Черный дрозд»: Белый снег, серый лёд

То, что могло бы быть достойным триллером категории «Б»



Джон Франкенхаймер снял 12 лет назад «Азартные игры». Действие этого явно не самого удачного фильма талантливого режиссера происходило среди снегов, а суть сводилась к ограблению казино. Австриец Штефан Руцовицки, известный прежде всего по «медицинскому» триллеру «Анатомия», взял из «Азартных игр» финальную часть сюжета в качестве каркаса и оплел его необходимыми для жанра деталями и ходами.


«Черный дрозд», прекрасно названный российскими прокатчиками по принципу «чтобы никто не догадался», начинается с того места, где закончилась картина Франкехаймера, и начало, надо сказать, выглядит весьма интригующе. Машина с преступниками врезается в оленя и, красиво кувыркаясь, вылетает с заснеженной дороги в поле. Бумажный шлейф купюр вылетает из разбитого автомобиля, затем оттуда вылезают брат Эддисон с сестрой Лиз — Эрик Бана и Оливия Уайлд соответственно. Проезжающий мимо патрульный получает от Баны сначала извинение, затем — пулю в голову. После этого криминальные родственники разделяются, потому что поодиночке убегать как-то сподручней, предварительно договорившись созвониться. Приблизительно в это же время из тюрьмы выходит молодой боксер и бывший олимпийский чемпион Джей (Чарли Ханнэм). Так уж получилось, что его родители живут недалеко от канадской границы (а именно туда через сугробы и леса пробираются Бана и Уайлд), а так как скоро День Благодарения — отчего бы не полакомиться гусем по маминому рецепту? Ясное дело, пути Джея и Лиз пересекутся, из искры взаимной симпатии возгорится пламя, а все имеющиеся в фильме ружья и пистолеты непременно выстрелят.



То, что могло бы быть достойным триллером категории «Б», да еще и с отличными актерами второго плана (Крис Кристофферсон, Сисси Спейсек, Трит Уильямс), в руках Рузовицки сдувается и усредняется благодаря стандартнейшей и неинтересной режиссуре. Вся сюжетная колея избита до колдобин, все линии настолько банальны, что в какой-то момент думаешь, что сценарий составляла компьютерная программа, спрятавшаяся за именем Зак Дин. Даже обязательное семейное единение под дулом пистолета не оборачивается катарсисом. Покричали друг на друга, кого-то ударили лицом об стол, кого-то ранили, а тут и помощь подоспела.

С другой стороны, в фильме есть еще одно действующее лицо, всегда добавлявшее дополнительное измерение в картины любого жанра — снег. Загнанный талибан в «Необходимом убийстве», идущий на верную смерть охотник за головами в «Великом молчании», беременная полицейская в «Фарго» всегда смотрелись особенно уязвимо на фоне белого сугробов и поземки. Поэтому когда довольно скучный актер Ханнэм выбегает из мотеля в одних трусах или Оливия Уайлд переодевается прямо на улице, зритель внутренне ежится вместе с актерами, а значит и сопереживает. Все остальное экранное время интерес вызывает лишь Банна, сыгравший убедительного и неоднозначного преступника с совестью. Отличный актер чудом смог вытащить картину из тисков заезженных клише, почти как Мюнхгаузен себя с лошадью из болота. Другие персонажи весь фильм говорят и делают именно то, что от них ожидаешь. Такое жанровое постоянство не всегда бывает вредным, однако в случае с «Дроздом» об исключении говорить не приходится.



Ссылки по теме

Режиссер фэнтези «Доктор Стрэндж» Скотт Дерриксон снимет любовную историю «Ущелье»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх