На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей
    А ведь диагноз то верный был.Жаль не долечили.Никита Джигурда р...
  • александр муравьев
    Значит однозначно говно. У что не переснимут испохабят всё в край своей тупой интерпретацией.Новое «Чучело», с...
  • Виталий
    Ну да... "Доработать" то, что мастерски сделано - куда проще, чем создать хоть что-нибудь стоящее на новом (в смысле...«А зори здесь тих...

Мортиралог: «Наполеон» Ридли Скотта — пушка

«Наполеон» Ридли Скотта — 160-минутная костюмная драма с Хоакином Фениксом и Ванессой Кирби — уже идет в международном прокате. Фильм, посвященный одной из самых известных и спорных исторических личностей, ожидаемо вызвал полярные оценки — и то ли еще будет, когда режиссер покажет четырехчасовую версию. Что же можно разглядеть в прокатной версии байопика, рассказывает Алексей Филиппов.

Мортиралог: «Наполеон» Ридли Скотта — пушка

1793 год. Будущий император Франции, пока прозябающий в чине младшего лейтенанта, теснит от эшафота революционно настроенных зевак, собравшихся посмотреть на обезглавливание Марии-Антуанетты (Катрин Уокер). В спутавшихся волосах королевы застревают листья капусты; бывшие подданные, охочие до хлеба и зрелищ, пришли за «пирожными». Наполеон (Хоакин Феникс), в котором еще не разгорелось сполна пламя само- и властолюбия, запомнит этот момент. Его самого смерть настигнет при значительно меньшем количестве свидетелей.


О верных пушках Наполеон, конечно, не вспомнит, когда будет бормотать на смертном одре, согласно апокрифу: «Франция, армия, Жозефина». Со всей троицей его связывают, по Скотту и Скарпу, нездоровые отношения, что-то на грани обожания и пугливого трепета — и в фильме заметно родство этих непроницаемых для Бонапарта стихий. Недаром самые благодарные слушатели низверженного императора — стайка юнг с неприятельского корабля, которых он поучает мудростям жизни, поглощая заграничный завтрак. Они-то ему еще поверят, а остальные — придумают своего Наполеона. Как Абель Ганс, Стэнли Кубрик, Сергей Бондарчук, Ридли Скотт — или любой, кто зайдет в кинозал. С ожиданиями или без.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх