kino-teatr.ru

21 992 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир
    Про Бреда Пита переговорили?Анджелина Джоли о...
  • Влад Владимиров
    Жалко, что здесь смайлика с рыгающей блевотой почему то нет... ((( Я бы этой лохе поставил таких парочку за постоянны...Татьяна Лазарева ...
  • Лада Крымова
    Тот случай, когда рецензия забористее фильма.«Оно»: У меня так...

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

На телеканале ТНТ и платформе Premier продолжается показ сериала «Полет» – драматической истории о сотрудниках офиса строительной компании, жизнь которых уже не может быть прежней после того, как все они опоздали на самолет, все пассажиры которого погибли в результате авиакатастрофы. Желание начать новую жизнь у героев в исполнении Оксаны Акиньшиной, Павла Табакова, Михаила и Никиты Ефремовых, Евгении Добровольской и Юлии Хлыниной велико, но есть ли у них право на второй шанс – большой вопрос. Именно об этом, а также о звездном кастинге, сложностях кинопроизводства и везении, которое играет огромную роль в жизни, мы поговорили с режиссером и автором сценария сериала «Полет» Петром Тодоровским-младшим.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

Вы не только стали постановщиком сериала, но и сами написали эту историю. Расскажите, с чего началась жизнь ваших героев?

Мне хотелось рассказать историю о болезненном пробуждении, когда люди начинают постепенно анализировать свою жизнь и пытаться ее радикально изменить. Для этого мне нужны были обстоятельства, которые могли бы одновременно перевернуть жизнь сразу нескольких человек. Тогда я решил, что близость смерти – хорошие условия для реализации этого замысла и отсюда появилась идея с авиакатастрофой.


Как раз это исходное событие напомнило мне франшизу «Пункт назначения», решенную в совершенно ином жанре.

Никакого референса у нас не было, тем более я не думал о «Пункте назначения», который, к своему стыду, даже не смотрел. Я знаю, что есть такой фильм, но не являюсь его фанатом.

Когда говорят, что все начинается с авиакатастрофы, ждешь некого эпического начала, у вас же оно такое довольно тихое. Именно так вы видели изначально эту точку отсчета или все-таки подразумевали некий экшн в духе условного «Экипажа»?

Я понимал, в каком жанре хочу работать и как раз хотелось начать сериал с камерной истории, частного случая, из которого потом, как я надеюсь, вырастает большая драма. Ни о каком сложнопостановочном жанре речи не шло. Другой вопрос, что хотелось, конечно, как-то эту историю обострить, чтобы смотреть сериал было увлекательно, поэтому я попробовал прошить сериал и криминальным сюжетом тоже. Но это для меня было не главным.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

У всех ваших героев совершенно разная судьба. Как рождались эти персонажи, были ли у них реальные прототипы?

Многие из этих героев написаны с натуры, но, конечно, не на 100%, все-таки когда пишешь сценарий и пытаешься разрабатывать характеры персонажей, реальные истории становятся некой мозаикой. Сначала я придумал Иру, которую играет Оксана Акиньшина, и понимал, что пилот хочу делать именно про нее. А потом постепенно придумывались другие: я понимал, что будет Жабенко и что он будет именно таким, что будут другие герои офиса. А вот Котенок (персонаж Юлии Хлыниной – прим.ред.), наверное, придумалась позднее.

Интересно, что история рождалась от женского персонажа. В сериале все-таки есть это гендерное многоголосие. Вам легче было писать про женщину?

Я вообще люблю писать про женщин, мне это интересно. При создании сериала об освобождении, который хотелось начать, как я уже говорил выше, с частной истории, мне пришла в голову идея с такой идеальной женой или по крайней мере женщиной, которая очень старается такой быть, и сталкивается с переворотом, переосмыслением своей жизни. В реальности я знаю немало женщин, у которых, как мне кажется, что-то вроде кризиса среднего возраста происходит гораздо чаще, чем у мужчин, о которых, в основном, и говорят в контексте такого кризиса. Переосмысление очень важных, даже глобальных вещей – таких, как брак, материнство, самореализация, отношения с родителями – сейчас, мне кажется, очень распространено и мне было важно об этом рассказать.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

Это еще и становится актуальным – все чаще фильмы и сериалы рассказывают именно о женщинах. Более того, «Полет» актуально выглядит и в эпоху пандемии, которая многих, на мой взгляд, заставила переосмыслить свою жизнь. Сейчас, выпуская сериал, вы думали о том, что он может резонировать обычным людям сегодняшнего дня или эта история актуальна всегда?

Мне сложно судить, насколько эта история актуальна во все времена и может ли этот сериал быть интересен, как вы выразились, обычному зрителю. Знаете, я себя не считаю большим интеллектуалом и эстетом, и мне кажется, что я рассказываю о вещах, понятных большинству, хотя, конечно, могу ошибаться на этот счет. Будет ли «Полет» интересен широкой аудитории, не знаю, но если будет, то я этому буду рад.

Просто наше кино долгое время упрекали в том, что оно страшно далеко от народа.

Наше кино очень разное и всегда таким было. Фильмов, которые далеки от народа, не так много, особенно если говорить о сериалах. Наоборот всегда и продюсеры, и режиссеры, и сценаристы хотели быть вместе с народом, ближе к народу, просто часто это желание вырождалось в какую-то неискренность, пошлость и глупость.

Продолжая разговор про ваших героев, насколько быстро сложился кастинг проекта и, может быть, сами актеры участвовали в развитии своих персонажей?

Кастинг родился не сразу, это был очень длительный и непростой процесс. Слава богу, нашей историей заинтересовалось большое количество талантливых артистов, и у нас был выбор. Что касается влияния актеров на характеры, это сложный вопрос. В принципе, мы почти весь сериал сняли по сценарию, но, естественно, когда придуманный персонаж обретает кровь и плоть, происходит некая его интерпретация. Но я считаю, что кастинг в этом проекте – то, чем можно по-настоящему гордиться. Актеры смогли в полной мере и даже больше выразить то, что я закладывал в текст.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

Кого вы искали дольше всего? А кого, может быть, нашли сразу?

Вы будете смеяться, но из дрим-каста, который у меня был, остался только Паша Табаков, а все остальные роли во время кастинга были переосмыслены. То, что Миша Ефремов – идеальный Жабенко, было тоже понятно с самого начала, но довольно долго шли переговоры, и к нам на пробы приходили другие, очень хорошие актеры. Быстро мы нашли еще Юлю Хлынину. А вот Оксану Акиньшину, Женю Добровольскую, Никиту Ефремова мы нашли не сразу. И, кстати, у нас не было задачи снимать обоих Ефремовых в сериале, так просто совпало.

Естественно, не могу не спросить про Михаила Ефремова, потому что история Жабенко отсылает к трагическим событиям, которые произошли. Как вам кажется, посмотрев ваш сериал, будут ли люди по-другому относиться к Ефремову – может быть, через призму этого героя, который проходит определенный путь своего становления и в каком-то смысле искупления.

Не знаю. Могу сказать одно – мне и Мишу очень жалко, и Жабенко безумно жалко. И все люди, которым я давал смотреть этот сериал, испытывали те же чувства. Но люди разные, я не могу предсказывать, как они будут относиться к этому персонажу и, уж тем более, через этого персонажа относиться к Мише.

А не было ли у вас какого-то обсуждения после тех событий – убрать эту историю или напротив начать с нее?

На герое Миши этот сериал держится. Если бы мы что-то меняли или вырезали, то мы бы убили этот фильм. Жабенко появляется не только в первых сериях, у него довольно много сцен и ближе к финалу, а это означало бы, что пришлось бы переснимать больше половины сериала. Так что никаких обсуждений, слава богу, не было.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

Мне кажется, это еще и потому, что вам повезло с продюсерами – Валерием Федоровичем и Евгением Никишовым. Как вы с ними друг друга нашли?

Еще до того, как я познакомился с Федоровичем и Никишовым, то очень хотел работать именно с ними. Я целенаправленно делал то, что в моих силах, чтобы у меня это получилось. И надеюсь, мы сработались. Сейчас мы с ними запустились с полнометражным фильмом и для меня это огромная удача. Федорович и Никишов – невероятно амбициозные продюсеры, для которых качество итогового результата имеет огромное значение. Я у них очень многому научился и очень надеюсь, что они будут заинтересованы во мне и дальше.

Как раз про ваш новый фильм с рабочим названием «Здоровый человек», который вы представляли на питчинге Минкультуры. Я так понимаю, что он тоже о поиске смысла жизни. Но если в «Полете» исходное событие, заставляющее переосмыслить собственный путь, происходит извне, то в «Здоровом человеке», если я правильно поняла вашу презентацию, сам герой идет совершать некий поступок. Но получается, что все равно это не помогает изменить жизнь.

Не совсем так. Просто то, что он хочет получить, оказывается не совсем тем, что ему нужно. В финале в этого сценария он проходит свой путь до конца и получает то, что ему по-настоящему нужно, в отличие от многих героев «Полета». Так что несмотря на то, что «Здоровый человек» – довольно грустная история, она все же в каком-то смысле более оптимистическая, чем «Полет».

Недавно в прокат вышел мультфильм «Душа», где тоже размышляется о смысле жизни. На ваш взгляд, почему таких фильмов, осмысляющих жизнь, но уже не заставляющих нас, зрителей, совершать какой-то подвиг, а просто жить по мере возможностей, становится больше?

Думаю, всегда были фильмы, книги, картины, которые пытались осмыслить жизнь. Что же касается условного девиза «живи и всё», то я с ним не согласен. Во всяком случае я знаю много примеров из жизни, когда люди действовали именно исходя из этой логики, и они заканчивались трагически. Все-таки надо жить чем-то, а не просто жить. Ради чего-то – это, наверное, прозвучит чересчур пафосно и требовательно, в этом я согласен. Но все-таки что-то нужно иметь внутри, чтобы как-то жизнь вырисовывалась.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

А изменить свою жизнь можно? Как вы относитесь ко «второму шансу», грубо говоря?

Сложно. Я не очень верю в историю про второй, третий шанс – всё же зависит от человека. Наверное, я даже не знаю людей, которые, уже бы встав на какие-то рельсы, вдруг, в какой-то момент смогли радикально поменять свою жизнь. В том числе об этом сериал «Полет». Конечно, всё влияет – и твоя жизнь, и кто твои родители, и в какой среде ты живешь. И везение на самом деле играет в нашей жизни огромную роль. Возможно, человек в детстве получает код, по которому он живет дальше и потом требуются огромные усилия и огромные душевные силы, чтобы как-то написать себе самостоятельно новый код. И самое страшное, что даже в людей, которым это удается, все-таки заложен код, что они на это способны. Так что в этом смысле я, наверное, пока такой пессимист или фаталист, не знаю.

Отвлечемся от философии. Вы боитесь летать на самолетах? И можете вспомнить свой какой-то самый странный полет. Или тот, который не случился – к сожалению или к счастью?

Я не боюсь летать на самолетах, а жена у меня боится и иногда заражает меня этой фобией. А какой-то конкретный полет вспомнить сложно. Наверное, самый стремный полет у меня был на Соловки, куда я летел на каком-то «кукурузнике» или типа того. И это была очень странная связь самого места, в котором неизбежно начинаешь думать о смысле жизни, и этого самолета, который в любой момент может рухнуть в ледяное море.

Петр Тодоровский-младший: «Я не очень верю в историю про второй шанс – всё же зависит от человека»

Как вы видите себя в нашей индустрии? «Полет» стал ваш первым режиссерским сериалом, причем работа над сериалами, мне кажется, отличается все же от работы над полным метром. Это то самое везение?

Безусловно! Мне не везло, кстати, раньше. Но это еще и что-то, что ты делаешь как последний раз в жизни. Это сложно и трудно – физически и психологически. И после каждого фильма, а мне посчастливилось их снять уже два, мысль только одна – никогда в жизни больше этим заниматься не буду, потому что это ужасный стресс. Поэтому сейчас я не берусь позиционировать себя в индустрии. Вот есть сценарий, фильм, который я постараюсь снять как можно лучше в меру своих способностей, а дальше – посмотрим.

А сценарии тоже стресс для вас?

Это не такой стресс. Писать сценарии не менее сложно, чем снимать, но с точки зрения физической, психологической нагрузки, количества людей, с которыми приходится взаимодействовать, – это несравнимые вещи. Над сценарием можно работать, сидя на даче, – до обеда что-то писать, потом гулять в лесу, смотреть мультфильм «Душа».

Вы сейчас так идеально описываете эту работу.

Нет, это не идеальная работа, очень сложная, и не у всех получается, особенно в начале, когда об тебя вытирают ноги – такова судьба сценариста. Но все равно в этой профессии ты общаешься только с редактором, продюсером и режиссером, и то не всегда, и стараешься написать как можно лучше. А когда ты пытаешься заниматься режиссурой, возникает ощущение, что ты попадаешь в ад, где все что-то от тебя хотят. Так что с точки зрения стресса это абсолютно разные вещи!

Сериал «Полет» на канале ТНТ с 25 января.



Ссылки по теме

«Полет»: Во сне и наяву
«Полет» с Оксаной Акиньшиной и Никитой Ефремовым покажут на ТНТ
Больше надежд нету: Питчинг дебютных проектов в Министерстве культуры РФ
Немецкая компания займется международной дистрибуцией сериала Петра Тодоровского «Полет»
«Полёт» Петра Тодоровского удостоен главного приза на фестивале Serial Killer
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх