На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • Maxim
    Куда привязать кассовый аппарат?«Пускай платят на...
  • Владимир Алтайцев
    Накололся  наркотой, вот и решил  полетать. Шакалу  шакалья  смертьСын Юлии Дробот т...
  • Алексей
    А ведь диагноз то верный был.Жаль не долечили.Никита Джигурда р...

«Сердце мира»: Мой ласковый и нежный зверь

Алабаи, неприкаянность и лесная аритмия в пронзительной драме Наталии Мещаниновой



На притравочной станции, в окружении оленей, лис, алабаев и прочей живности трудится Егор (Степан Девонин), мягкий мужчина с медицинской сноровкой и как будто бы без свойств и прошлого. Кормит козлят, перевязывает раненную самку алабая, которую во время течки подрали кобели, следит за тем, как стравливают охотничьих собак и разводимую здесь живность (в основном, лис, но есть еще и барсуки). С людьми его контакты тоже не первой, а третьей степени: каждый вечер приходит в хозяйский дом на ужин, терпит ворчание начальника (Дмитрий Позднов), не мешает и не потворствует ухаживаниям его дочери (Яна Сексте), талантливо пропускает мимо ушей капризные крики ее сына (Витя Оводков). Все это хрупкое благолепие и взаимопонимание рушится одним днем: Егору сообщают, что умерла мать-алкоголичка, с которой он оборвал все связи; прошлое, от которого он сбежал в глушь, к однотипной жизни камня в лесу, дает о себе знать — и вся гармония оборачивается какофонией; до кучи появляются «зеленые».

«Сердце мира» — второй игровой фильм Наталии Мещаниновой, пять лет назад приехавшей на «Кинотавр» с «Комбинатом «Надежда» в статусе документалистки и соратницы Валерии Гай-Германики, а в этом выигравшей главный приз смотра. Убер-реалистичный и отчаянный фильм про молодежь, мечтающую сбежать из Норильска, не наградили и не пустили в прокат (как раз начались панические атаки минкульта из-за обсценной лексики и прочих производных «рашки-говняшки»). После этого Мещанинова сделала многострадальный сериал «Красные браслеты», который Первый канал, помучившись пару лет, только этим летом вписал дрожащей рукой в телепрограмму, а также написала несколько выдающихся сценариев — к прошлогодней «Аритмии» Бориса Хлебникова, разорвавшей Сочи на тысячу маленьких медвежат, и «Вoйне Анны» Алексея Федорченко (с успехом прошла в Роттердаме и претендовала на главный приз «Кинотавра»).



«Сердце мира» одновременно похоже на них всех, но вместе с тем — кино какое-то нездешнее, не перебинтованное очевидными драматическими ходами, не причесанное, даже немного дикое. Тактильное, благоухающее, напоминающее не другие фильмы, а поездку в лес; на «Кинотавре» показали много картин, вольно или невольно перекликающихся с «Антихристом» Ларса фон Триера, — и «Сердце мира», хоть и наименее демоническое из них, оказывается ближе всего к этому густому кинематографическому дыханию, которым датчанин заставляет запотевать экран.


Мещанинова тоже закапывается в самые недра, пытаясь историей одной опушки описать противоречивое устройство мира, где бродят люди, обуреваемые непроизвольными инстинктами, страхами близости, неумением коммуницировать, не поверенными реальностью идеалами. В этом существует хрупкая гармония, подобие единого организма, который нет-нет, да и даст сбой: даже тот или то, что кажется сердцем этого мира, может остановиться, перестать функционировать. В случае с человеком это совсем просто: чтобы любить этот хрупкий и неидеальный мир, неплохо для начала обрести ускользающую гармонию, исцелить себя самому (не случайно уже второй сценарий Мещаниновой крутится вокруг лекаря).



Впрочем, сводить это кино к каким-то смысловым конструкциям не совсем верно: Наталия Мещанинова, писавшая сценарий при поддержке Бориса Хлебникова и Степана Девонина, выписывает этот сложный механизм мира не через инструкцию или бланк учета. Уже эпиграф картины — опущенная в воду рука, рассекающая едва заметные волны, — настраивает на то, что кино нужно вдыхать, трогать, пробовать на зуб. Эти непростые два часа, насыщенные и густые, «Сердце мира» накачивает зрителя не столько историей, сколько удивительным опытом: не кокетливо признаваться в любви пушистым и полностью зависящим от тебя животным, а быть человеком.



Ссылки по теме

Слушайте подкаст Monday Karma про «Кинотавр-2018», «Сердце мира», «Русского беса», «Вoйну Анны» и «Лето»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх