На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

kino-teatr.ru

21 838 подписчиков

Свежие комментарии

  • александр муравьев
    Значит однозначно говно. У что не переснимут испохабят всё в край своей тупой интерпретацией.Новое «Чучело», с...
  • Виталий
    Ну да... "Доработать" то, что мастерски сделано - куда проще, чем создать хоть что-нибудь стоящее на новом (в смысле...«А зори здесь тих...
  • Вовладар Даров
    А кому это интересно?Зоя Бербер стала ...

Александра Лупашко: «90-е в нашем фильме не время бандитизма, а территория детства»

В российский прокат 18 января выходит трагикомедия «Танцуй, Селедка!» по пьесе «Человек в закрытой комнате» Татьяны Загдай, которая уже успела получить призы на фестивалях «Читка» и «Зимний». Главная героиня картины – Жанна в исполнении Александры Бортич – приезжает в родной городок, где не была много лет, чтобы встретиться с отцом, однако тот неожиданно умирает и теперь Жанне приходится заниматься его похоронами. Одна проблема — мертвый отец (Павел Майков) вдруг «оживает», продолжает называть дочь «селёдкой», как 20 лет назад, и до смерти хочет провести последний день вместе. Сняла картину актриса Александра Лупашко, пять лет назад поставившая первую короткометражку «Девочка и дерево желаний», а затем работавшая над новеллами нескольких «Ёлок» и сериалом «Два». «Танцуй, Селедка!» – ее полнометражный режиссерский дебют. Мы поговорили с Александрой о работе с продюсером Сергеем Сельяновым, выборе Майкова и Бортич на главные роли и 90-х, которые в фильме ассоциируются не с бандитами, а с детством.

Александра Лупашко: «90-е в нашем фильме не время бандитизма, а территория детства»

Расскажите, как вы решились экранизировать пьесу, которая довольно успешно идет в театрах?

Кинокомпания СТВ искала дебютанта для этой экранизации. Материал уже был адаптирован под сценарий, но его нужно было доработать. Я участвовала в чем-то вроде тендера наравне с другими режиссерами: писала экспликацию, рассказывала продюсеру Сергею Сельянову о своем видении истории. Студия сначала думала о другом кастинге, о другой жанровой направленности этого фильма. В их первом прочтении фильм должен был быть более мейнстримовским, чем получился. Не знаю, хорошо это или плохо, но я отстояла свою версию.

Работать с продюсером Сельяновым, который когда-то открыл Алексея Балабанова, было очень сложно?

Я не смела и мечтать, что продюсером моего полнометражного дебюта станет Сергей Сельянов. Уже работая с ним, я сформулировала для себя, почему его участие было так важно. Сергей Михайлович – человек невероятного чутья и бесконечной интеллигентности, который умеет направлять, не давить, он проверяет тебя до начала съемок, а потом – отпускает. И в этом есть огромное доверие и уважение к дебютирующему автору. Он – абсолютный фанат кино, фанат своего дела, который каждый раз готов открывать какие-то новые вещи, учиться, несмотря на весь свой гигантский опыт. И отрицать весь свой предыдущий опыт каждый раз. В этом он абсолютно уникален.

Александра Лупашко: «90-е в нашем фильме не время бандитизма, а территория детства»

Споров с ним не возникало?

Мне очень важен был танец героини в финале истории, а Сергей Михайлович не чувствовал прелести этого танца и хотел закончить картину на сцене пожара. Это было еще на стадии сценария, пока меня не утвердили режиссером. Я приводила в пример фильм «Еще по одной» Томаса Винтенберга, пыталась апеллировать к какой-то его эмоциональной составляющей. А он все равно противился танцу. В итоге закончилось все тем, что он говорит: «Покажи конкретно, что ты имеешь в виду?» А на тот момент основным саундтреком должна была быть What is love?. В итоге я ее включила и сама танцевала в его кабинете, показывая, как будет выглядеть финальная сцена. Я танцевала под изумленные взгляды главного редактора Александра Архипова и других сотрудников студии, которые курили сигары и смотрели на меня. Сельянов взглянул на это молча и сказал: «Ладно, я все понял…». И разрешил мне снимать танец и эту картину.

А чем вас вообще зацепил сценарий, что вы решили именно с ним дебютировать в полном метре?

Историей взаимоотношений отцов и детей, последнего диалога, прощания отца с дочерью перед расставанием навсегда. Это в меня попадает просто на эмоциональном уровне. Также в этом материале мне нравилось совмещение глубины и юмора. Главная героиня – израненный ребенок, которому в свое время не хватило любви. А ее обида и неприятие отца в начале истории в первую очередь из-за того, что она его очень любила, он был для неё кумиром, и она не смогла простить того, что он их оставил. В фильме довольно внятно сформулирован ответ на вопрос, что только через прощение возможно идти дальше. Мы ведь в этой картине говорим о категории близких людей, которых связывает безусловная любовь.

Александра Лупашко: «90-е в нашем фильме не время бандитизма, а территория детства»

Насколько я понимаю, фильм снимался в Краснодарском крае. Почему вы решили снимать именно там?

Изначально сценарий был написан под темную Сибирь. Но поскольку Сергей Михайлович хотел найти в этом фильме больше света, то он предложил нам Краснодарский край, который сначала вызвал у нас сопротивление. По нескольким причинам. Нам было необходимо совмещение эпохи 90-х с одной стороны, и современности – с другой. А Краснодарский край – это в основном курортные города, перестроенные в 2000-х, с определенной архитектурой, окнами из пластика. В итоге мы смогли найти художественную выразительность для нашего сценария в Краснодарском крае. Но это потребовало от нас очень сложного логистического маршрута, мы снимали в безумном количестве городов. Каждые два дня мы переезжали от одного объекта к другому – у нас было порядка тринадцати переездов за время съемок. Три дня пожили в Туапсе, потом поехали в Горячий Ключ к парку аттракционов, потом поехали дальше. В результате, мне кажется, мир детства нашей героини выглядит поэтично.

Этим, пожалуй, «Танцуй, Селедка!» отличается от многих недавних российских сериалов и фильмов про 90-е.

Да, 90-е в нашем фильме – не время бандитизма, а территория детства. Парк аттракционов, Дом культуры, рынки с видеомагнитофонами. Это территория беззаботности и безопасности. Это территория воспоминаний героини.

На каком этапе для вас как режиссера сформировался актерский состав, который очень важен для этой картины?

Павел Майков сразу появился в моей голове после первого прочтения сценария. Я сразу знала, что отца должен играть он. Оставалось только убедить в этом продюсера и креативную группу. Я никогда не работала с ним раньше, мы не были знакомы. Но выбор артиста, конечно, задает тон всему фильму. Для меня было очень важно, чтобы папа не был мерзавцем, несмотря на свои поступки. А был героем обаятельным и с невероятной харизмой. Такой любимец женщин, прожигатель жизни. Честно признаться, я не видела никаких компромиссных решений для этой роли. С Жанной и Костиком было сложнее. Там не было очевидных решений. Интересно, что и Саша Бортич, и Илья Антоненко были крайние кандидаты, которые пришли пробоваться на эту роль. Илья стал абсолютным попаданием. Просто судьба. На роль Жанны я пыталась найти человека неизвестного, не звезду. Чтобы по-честному человек подошел на роль лучше всех. Без упора на маркетинг. Поэтому сначала мы просмотрели множество малоизвестных артисток. И потом все равно пришли к Саше.

Александра Лупашко: «90-е в нашем фильме не время бандитизма, а территория детства»

Что повлияло на этот выбор?

У Саши были лучшие пробы. Она просто совпадает с этим персонажем. Жанна – это человек с оголенным нутром, который замаскировался и наложил на себя огромное количество брони, сделав вид, что многие травмы детства его уже не касаются, что он их перерос и стал независимым. На протяжении фильма мы постепенно снимаем эту броню и доходим до оголенного сердца. Мне кажется, что это очень совпадает с Сашей, какая она есть на самом деле. Не как она играет, а именно кто такая Саша. А Илюха – огромный трудяга. Человек, которому в этом фильме пришлось играть больше всех, потому что он очень отдаленно совпадал с героем, прописанным в сценарии. В тот момент, когда Илья пришел на пробы, мы со студией находились в мучительных обсуждениях насчет исполнителя роли Костика, ведь ансамбль Жанны и отца к этому моменту уже сложился. И не хватало третьего главного героя. На кастинг Илья явился абсолютным хипстером, в идеальной черной одежде, в каких-то модных очках, у него была сережка. Я смотрю на него и говорю: «Вы вообще читали материал?» Он такой: «Да, я все читал, вы не подумайте». И убегает в туалет. За пять минут смывает с себя все, снимает модные кофты, все свои цепочки, приходит совершенно другим человеком, и говорит: «Я готов попробоваться». Он сделал отличные пробы. Илья создал образ Костика и в этом нет ни грамма фальши, а это очень сложно, это больше чем органика, скорее, мастерство.

При этом у вас и в эпизодических ролях появляются звезды – Анна Михалкова, Ольга Лапшина, Наталья Павленкова.

За это спасибо Даше Коробовой, кастинг-директору картины, которая не любит предлагать слишком много артистов просто ради вариантов. Она любит точное попадание. Анна Михалкова, Ольга Лапшина и Наталья Павленкова просто украсили фильм. Нужны были большие артистки, чтобы оживить персонажей и привнести в них глубины, сделать из маленькой роли биографию человека. И это под силу только каким-то выдающимся артистам. Есть распространенная фраза: «не бывает маленьких ролей, бывают маленькие артисты». В нашем случае спасибо большое и Ольге Лапшиной, и Наталье Павленковой, и Ане Михалковой за то, что они согласились обогатить эту картину.

«Танцуй, Селедка!» в кинотеатрах с 18 января.



Ссылки по теме

«Панические атаки» Ивана И.Твердовского удостоены гран-при фестиваля «Зимний»
Александра Бортич путешествует вместе с «призраком» Павла Майкова в трейлере комедии «Танцуй, Селёдка!»
Духи предков: первые фильмы фестиваля «Зимний»
Книжный клуб: Евгений Гришковец, Ольга Сутулова и Жора Крыжовников
Объявлены победители фестиваля экранизаций «Читка 2.0»
Бортич танцует, Исакова лечит: гид по 2-му кинофестивалю авторского кино «Зимний»
Даниил Воробьев, Дмитрий Давыдов и Дарья Мороз вошли в состав жюри фестиваля «Зимний»
В конкурс фестиваля «Читка 2.0» вошли новая версия «Мастера и Маргариты» и сериалы по произведениям Кира Булычева и «Денискиным рассказам»
В конкурс «Зимнего» вошли новые работы Ивана И. Твердовского и Евгения Григорьева
Александра Бабаскина: «Ненавижу слезные карандаши — всегда плачу сама»
Не хороните меня без премьеры: 100 российских фильмов 2023 года
Бортич наладит отношения с «призраком» Майкова в комедии «Танцуй, Селедка!»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх