kino-teatr.ru

21 991 подписчик

Свежие комментарии

  • Вера смелых
    Хватит выбирать любых певцов, певцов "ротом" и фамилией, спортсменов, телеведущих типа Пушкиной, актеров-перевертышей...Независимый канди...
  • Виктор Шиховцев
    Я б за него проголосовал, не снимись он в паскудном фильме "На Париж", который показал героя войны засранцем.Независимый канди...
  • Владимир
    Про Бреда Пита переговорили?Анджелина Джоли о...

Берлинале-2020: «Уроки фарси». Язык мой, враг мой

Вадим Перельман и Ларс Айдингер – о трудностях перевода в условиях концлагеря

Берлинале-2020: «Уроки фарси». Язык мой, враг мой

В конкурсной программе Берлинале прошел премьерный показ «Уроков фарси» Вадима Перельмана, четвертой полнометражной ленты американского режиссера украинского происхождения, и его первого международного проекта после более чем десятилетней работы в России. В 2003 году Перельман громко дебютировал с фильмом «Дом из песка и тумана» с Беном Кингсли и Дженнифер Коннелли, получившим три номинации на «Оскар», а в России в последнее десятилетие снимал сериалы «Пепел», «Измены», а также ленту «Купи меня», над которой работал вместе со сценаристкой «Измен» Дарьей Грацевич. «Уроки фарси», таким образом, попытка режиссера выйти на новую для него – европейскую – сцену, и в этой попытке его поддерживали немецкие и российские продюсеры. От России картиной занимался Илья Стюарт, сейчас плотно сотрудничающий с режиссером Кириллом Серебренниковым.

Картина рассказывает о бельгийском еврее Жиле Кремье, который попадает в концлагерь и выдает себя за перса, прикрываясь оказавшейся у него в руках книжкой на фарси. По случайному стечению обстоятельств повар концлагеря мечтает после окончания войны уехать в Тегеран и заставляет Жиля – теперь Резу – учить его манящему восточному языку, который последнему приходится изобретать на ходу.
В основу фильма лег рассказ немецкого сценариста и режиссера Вольфганга Колхаазе, переработанный в сценарий Ильей Цофиным.

Берлинале-2020: «Уроки фарси». Язык мой, враг мой

История, ставшая сюжетом фильма, находится где-то на грани между правдой и вымыслом, но, попадая в контекст концлагеря, получает дополнительные смыслы и могла бы стать отправной точкой для разговора о травме, памяти и потере/обретении голоса. Перельман же акцентируется на трагикомичности ситуации, проходя по сложным темам лишь поверхностно, не сильно углубляясь во внутренние метания своих героев. «Уроки фарси» собрали хороший каст: пока нелепо-поэтичный повар-нацист Клаус (Ларс Айдингер) выстраивает странное приятельство с испуганным Жилем в исполнении аргентинского актера Науэля Переса Бискаярта, коллеги Айдингера по сериалу «Вавилон. Берлин» – Йонас Нэй и Леони Бенеш – нагнетают вокруг недружелюбную атмосферу.

Картине, в которой главный герой – висящий на волоске от смерти пленный еврей в концлагере, не хватает драматизма. Выбирая в качестве сеттинга определенное время и место в реальной истории, Перельман скорее фокусируется на типажах персонажей, при этом их внутренний мир и его связь с конкретными событиями теряются. Нацисты в фильме стереотипны, евреи мелькают лишь как серые лица, занимающие койки в бараке или стоящие в очереди за баландой. Личности главных героев проступают лишь эпизодически: условно-освоившийся в ситуации Жиль начинает испытывать чувство общности с другими узниками и помогает двум итальянским братьям, а грубоватый поначалу Клаус впервые рассказывает о своем непростом детстве на языке, которого не существует. Но эти детали довольно мимолетны и быстро уходят на второй план, только линейно двигая сюжет.

Берлинале-2020: «Уроки фарси». Язык мой, враг мой

Очевидно, что важным для «Уроков фарси» мотивом становится собственно язык, причем не только неведомый никому фарси. Бельгиец Жиль теряет свой родной французский, на котором с ним в фильме почти никто не говорит (но должны были бы говорить другие узники?), вынужден общаться на немецком и изобретать псевдофарси, который становится для него способом запомнить происходящий в лагере ужас. Другим способом – существующими словами – его, по-видимому, выразить нельзя, поэтому настоящий перс, случайно попавший в тот же лагерь, не произнесет ни слова. Жаль, что наблюдения за трансформацией языков немного теряются за буквальным сюжетом, драматической музыкой и комическими моментами, и в фильме все равно остаются неразрешенные противоречия и недосказанности, которые, впрочем, можно списать на сказочную условность.

В целом «Уроки фарси» оказываются открытой для зрителей экранизацией невероятной истории с динамичным повествованием, полной гаммой эмоций и напряжением в нужных местах. Но ждать от фильма новизны или глубокой переработки контекста, в котором он находится, не стоит: Цофин и Перельман предпочитают работать с максимально стерилизованной фабулой без рискованных и неоднозначных вопросов.

Берлинале-2020: «Уроки фарси». Язык мой, враг мой

Ссылки по теме

Гроб, гроб, Антихрист: 10 знаковых фильмов новой румынской волны за последние пять лет
Берлинале-2020: «Мой год Сэлинджера»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх