kino-teatr.ru

21 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вера смелых
    Хватит выбирать любых певцов, певцов "ротом" и фамилией, спортсменов, телеведущих типа Пушкиной, актеров-перевертышей...Независимый канди...
  • Виктор Шиховцев
    Я б за него проголосовал, не снимись он в паскудном фильме "На Париж", который показал героя войны засранцем.Независимый канди...
  • Владимир
    Про Бреда Пита переговорили?Анджелина Джоли о...

«Ледокол»: Бриллиантовая пурга

Пускепалис и Федоров на борту дорогой отечественной катастрофы

«Ледокол»: Бриллиантовая пурга

1985 год. Во время экспедиции в Антарктиду ледокол «Михаил Громов» подбирает со станции полярников и проходит по касательной мимо огромнейшего айсберга, с которого по всему периметру сыпятся глыбы льда. Именно в этот момент один из полярников, добегавшись за своей дурной собакой по палубе, оказывается за бортом. Пытаясь спасти товарища, капитан Петров (Петр Федоров) принимает решение, подвергающее опасности всю команду ледокола и вверенное ему судно. Из-за кляузы старпома (Алексей Барабаш) Петрова снимают с командования, а вместо него назначают капитана Севченко (Сергей Пускепалис) - человека опытного и крайне неприятного. По техническим причинам Петрову не удается покинуть ледокол сразу по прибытии Севченко. А через несколько дней судно застревает в паковых льдах на 133 дня. Да еще и тот самый айсберг, из-за которого начались проблемы Петрова, медленно но верно движется в сторону закованного во льдах «Михаила Громова».

У «Ледокола» в основе реальная история, случившаяся в 1985 году с ледоколом «Михаил Сомов». Но режиссер фильма Николай Хомерики вовсе не претендует на документальность, оставляя капитана в отставке на борту корабля (прототип Петрова покинул судно до того, как оно застряло) и игнорируя прошедшие цензуру газетные статьи про героизм команды.


«Ледокол»: Бриллиантовая пурга

В ледяном безмолвии не так уж много вариантов развития событий, когда речь идет о вынужденной стоянке посередине ничего. У американского фантаста Дэна Симмонса есть прекрасный роман «Террор» - попытка воссоздать (и существенно додумать) хронологию событий, случившихся с печально известной арктической экспедицией Франклина. Так вот, проблемы у нескольких десятков мужчин, засидевшихся в торосах, что в 1847, что 1985 были примерно одни и те же. Рано или поздно встает вопрос дефицита продовольствия, потом колеблется чье-то нестойкое душевное равновесие, а там уже и до бунта рукой подать. В «Ледоколе» накал усиливается за счет противостояния двух капитанов: Петров излучает пылкий еще не просроченный идеализм, а Севченко - солдафонский педантизм, сквозь который не пробивается даже инстинкт самосохранения. Прибавьте к этому симпатии и антипатии команды - и всего перечисленного хватило бы на один крепкий триллер с какой-нибудь бойней в конце. Или на полный смекалки фильм про командный дух и выживание. Но проблема в том, что «Ледокол» не умещается ни в какие жанровые рамки. Он хочет быть всем понемножку - и фильмом-катастрофой, и комедией, и триллером, и драмой. Его жанр - отечественный блокбастер.

Там всего очень много, и все это не очень хорошо работает. Много действующих лиц - и ни одной законченной истории, ни одного понятного характера. Много сцен со спецэффектами, но за глаза хватило бы одной-двух, потому что сюжет о 75 мужиках, запертых в лодке, сам по себе уже достаточно интересен. К тому же тут прослеживается обратная зависимость количества и качества - чем больше, тем хуже. Вовсе не обязательно было устраивать встречу капитана Петрова с компьютерным морским леопардом. Очень много парадоксально мажорной музыки композитора Туомаса Кантелинена, который как будто писал не для триллера про мертвый лед, а для приключенческого фильма про солнечные джунгли. Антарктиде куда больше подошло бы безмолвие.

«Ледокол»: Бриллиантовая пурга

Пока моряки дрейфуют во льдах, нас зачем-то переносят в Москву - смотреть в глаза женам капитанов. Одна (Анна Михалкова) собралась рожать без кесарева в сорок, второй (Ольга Филимонова) надоело тратить молодость в одиночестве, и она хочет развестись. Ну и зачем нам это знать? Это никак не влияет на раскрытие чьих бы то ни было характеров, ни уж тем более на ситуацию в Антарктиде. Пятой ногой торчат эпизоды на ледоколе «Новороссийск», который спешит на помощь экипажу «Михаила Громова»: на борту жена Петрова отражает натиск зловещего чиновника (Дмитрий Муляр), который сам, кажется, не до конца осознает, что ему от нее нужно.

Впечатление такое, что женские персонажи впихнули сюда в попытке соблюсти какой-то формальный гендерный баланс в этом исключительно маскулинном фильме. Самое поразительное, что двухчасовой блокбастер с таким количеством взрывоопасных переменных умудряется провиснуть в середине: два десятка мужиков шаркают из угла в угол и смотрят друг на друга голодными глазами. Летчик Кукушкин (Александр Паль) - единственный внятный и живой персонаж - разучивает песни Цоя и пытается не сойти с ума, боцман (Виталий Хаев) злоупотребляет рафинадом и гнобит старпома, потерявший голос матрос (Александр Яценко) тихонько пьет спирт из фляжки изобилия, штурман затаил обиду за отнятый кубик Рубика. Фильм, как и его главный герой, застрял в затесавших его материальных и сюжетных возможностях: содержание затопило, форма потеряна.



Ссылки по теме

Новости:
Воды отошли: премьера фильма «Ледокол»
«Ледокол» представили на Фестивале ледоколов

Обзоры:
15 фильмов октября'16
20 фильмов осени и где они обитают
33 российских фильма 2016-го: Чем дышит наше кино?
Путеводитель по 2016-му киногоду

Интервью:
Сергей Пускепалис: «Мы все из одной коммуналки»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх