Последние комментарии

  • Алиса Смирнова24 мая, 23:26
    Ужасы то какие«Гори, гори ясно»: Сегодня он пьет человеческую кровь, а завтра – начнет курить
  • Алиса Смирнова24 мая, 23:25
    И как успехи? )Моби пытается убедить Натали Портман в том, что у них был роман
  • Алиса Смирнова24 мая, 23:25
    Все мы боимся!Джордж Клуни боится за жизнь своих детей

«Прогулка»: Конец свободной эпохи

Гордон-Левитт над пропастью между башнями-близнецами

«Прогулка»: Конец свободной эпохи

Молодой француз Филипп Пети (Джозеф Гордон-Левитт) любит ходить по канату и повторять «морковки сварены», что на родине Эйфелевой башни означает «жребий брошен». Авантюрист и экстремал до мозга и костей, он грезит лишь одним: как однажды крошечная фигурка Филиппа затрепыхается на канате между махинами башен-близнецов Всемирного торгового центра.
Ради этого Пети терпит взбалмошного ментора с жутким акцентом (Бен Кингсли), а также заводит друзей - от обаятельной француженки Эмми (Шарлотта Лебон) до учителя математики, который боится высоты, но не прочь поучаствовать в трюке столетия, нарушающем бесконечное число законов свободного города Нью-Йорк.

Родина Статуи Свободы всегда очаровывала Филиппа Пети - известного канатоходца, который в 1974 году все-таки взобрался на частично введенные в эксплуатацию башни-близнецы и виртуозно побродил по канату туда-обратно под восторженные возгласы зевак и недовольное бурчание полицейских, оккупировавших обе крыши. Даже историю величайшего свершения в карьере Пети самовлюбленно рассказывает, сидя именно на факеле пресловутой статуи, которая раньше приветствовала корабли с мигрантами, искавшими лучшей жизни. Башни-близнецы ищущих лучшей жизни в каком-то смысле тоже приветствовали, но уже полтора десятилетия их координаты напоминают людям о трагедии, нежели о свободном духе.

«Прогулка»: Конец свободной эпохи

Эта тоска пульсирует за кадром «Прогулки» Роберта Земекиса, который проводил XX век в роли едва ли не главного американского сказочника, а XXI-ый встретил как пионер тотального motion capture, снимая захватывающие и неоднозначные фильмы, на 100% состоящие из компьютерной графики. «Прогулка» - это закономерный проект Земекиса образца 2010-х, когда режиссер бросился экранизировать жития людей героических профессий, частично или полностью основанные на реальных событиях (первой ласточкой стал «Экипаж» с Дензелом Вашингтоном). Посадить после мертвой петли самолет с отказавшими двигателями - трясущий зрителя аттракцион и тоже чудо эквилибристики, а из биографии Филиппа Пети сделать захватывающий дух «американские горки» оказалось не так уж сложно.

Ключевые сцены «Прогулки» - это кадры с крыши небоскреба, от которых дыхание покидает легкие. Ради них затевался целый фильм, как несколько проходов по канату над головами восхищенных нью-йоркцев стали венцом карьеры Пети. Ради них сам виновник торжества консультировал авторов фильма, а вечно молодой Гордон-Левитт с растрепанной шевелюрой много часов балансировал на фоне зеленого экрана. Ради них зрителя почти два часа бьют по ушам гиперпафосным закадровым текстом, который аутентичен эмоциональным сентенциям самого француза (их можно услышать, например, в документальном фильме «Канатоходец» 2007 года, удостоенном «Оскара»). Ради них биография человека превращается в поверхностную череду удач и выученных уроков, когда Пети - без перерыва на кофе и багет - падает в реку во время банального празднества, а уже в соседней сцене - покоряет Собор Парижской Богоматери.
С людьми Пети ладит еще легче: ему достаточно перекинуться с незнакомцем парой слов, чтобы радостно воскликнуть «Теперь ты в моей команде! Мы совершим великое дело!».

«Прогулка»: Конец свободной эпохи

«Прогулка» похожа на механическую игрушку, которая с ключиком в спине бредет по гладкой поверхности или даже совершает путешествие по тонкой нитке: здесь все строго на своем месте - плюс резервуар с сентиментальностью и доходящая до карикатурности «французскость», минус малейший намек на психологизм. Земекис собирает в новой работе все то, что он ценит в кино: элементы аттракциона, духоподъемность, сказочность, новейшие технологии, приятного, слегка придурошного героя, которого окружают по-своему интересные люди. И повод, в общем, достойный - проводы времен, когда человеку за детскую мечту не повесили бы экстремизм, не погубили жизнь в рамках параноидальной борьбы с терроризмом, когда в Нью-Йорке было всегда солнечно и свободно.

Впрочем, это признание рождается с таким пугающим опозданием и такой старческой сентиментальностью, что большую часть времени чувствуешь себя жутко неудобно. Неудивительно, что лучшая сцена «Прогулки» - пять минут тишины, когда на крышу одной из башен в шесть часов утра молчаливо поднимается незнакомец, окидывает глазами исполинский пробуждающийся город, кивает Пети и его напарнику - и пропадает из истории навсегда. В этой точке экран и небо над свободой единственный раз, без пустословия и натужных фокусов, соприкасаются.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх