Последние комментарии

  • Вера Владимировна
    Мне кажется её там не все любят. Но она молодец отлично там смотрится и пусть все завидуют молчаМеган Маркл призналась, что ей нелегко быть членом королевской семьи
  • Вера Владимировна
    Вообще да они порой идут на такие гадкие поступки, и все ради фото или информации, просто ужасКира Найтли рассказала, как папарацци доводят звёзд до психоза
  • Игорь Калашников
    Так он и не приходил то потому что Иван в стакан воды ему налил...)))«Больше он не приходил»: Иван Охлобыстин рассказал, как отваживает ухажеров дочерей

Венеция-2019: Старики тут на месте

На 76-ом Венецианском фестивале зажигают те, кому за 80

Венеция-2019: Старики тут на месте

В этом году Венецианский фестиваль начался немного скомканно. Обо всем по порядку. Открывать 76-ю Мостру доверили японскому режиссеру Хироказу Корээда, обладателю «Золотой пальмовой ветви» Канн-2018 за «Магазинных воришек». Корээда, мастер семейных мелодрам, на этот раз решил расширить границы своего творчества и снял фильм «Правда» во Франции. При том, что он довольно грамотно освоил новую территории с точки зрения местных бытовых деталей, такие львицы мирового кино, как Катрин Денев и Жюльетт Бинош, ему оказались не по плечу.


Сюжет стар, как все семейные драмы – озабоченная собственной карьерой мать и недолюбленная дочь, начинающая вываливать из материнского шкафа скелеты. Само собой, Денев тут мать, Бинош – дочь. Денев играет стремительно стареющую кинозвезду, выпустившую книгу мемуаров под сомнительным названием «Правда», где описывает свою правду, выдуманную. Обеим играть особо нечего, особенно Бинош, которой придумали насквозь искусственные реплики, и она пытается выезжать за счет заламывания рук. С Денев получилось удачнее – в основном за счет остроумных параллелей между судьбой ее героини и ее собственной. Пожалуй, самым удачным неожиданно получился Итан Хоук, сыгравший мужа дочери – неудачливого сериального актера-пьяницу, который на протяжении фильма раскрывает никому доселе не известные черты характера. Он единственный персонаж, который показан в развитии.

Венеция-2019: Старики тут на месте

Через весь фильм красной нитью проходит тема давнего соперничества Фабьен (так зовут главную героиню) с ближайшей подругой Сарой, тоже талантливой актрисой. Фабьен переспала с режиссером, получила за это главную роль, отобрав ее у Сары, а Сара покончила с собой. Сейчас, на волне бесконечного #metoo, эта сюжетная ветка оказалась особенно актуальной.

Издержки движения женщин, марширующих в сторону своих прав, не замедлили сказаться на острове Лидо, причем инициатива исходила не от кого-нибудь, а от самого президента жюри, аргентинского режиссера Лукресии Мартель. Решив, видимо, поиграть с наиболее агрессивно настроенной частью женской фестивальной общественности в игру «Я с народом!», Мартель громогласно отказалась идти на прием, посвященный фильму Романа Полански «Я обвиняю». Хотя, как оказалось, ее туда никто и не звал. Но давнишняя криминальная история, из-за которой Полански не покидает пределов Швейцарии и Франции, стучит пеплом Клааса в сердце аргентинки. Ничего хуже она придумать, конечно, не могла. И дело тут даже не в самой сути ее заявлений – в конце концов, всякий имеет право на любое заявление, - а в том, что она тем самым дала повод усомниться в объективности жюри. Для фестиваля это и есть настоящий скандал.

Венеция-2019: Старики тут на месте

Тем не менее «Я обвиняю» - более чем качественное кино. История дела Дрейфуса заинтересовала Полански в свое время настолько, что он заказал Роберту Харрису роман на эту тему (по нему и снята картина). Для режиссера все, связанное с антисемитизмом, – больная тема: его мать погибла в Холокост, сам он попал в Варшавское гетто и на всю жизнь сохранил в себе ненависть к нацизму во всех его проявлениях. Итогом стал фильм «Пианист». Теперь Полански обратился к ранним истокам нацизма – антисемитизму, искорежившему образ Франции рубежа 19-20 вв.

Традиционная классическая манера, в которой снят фильм, словно подчеркивает важность и тяжесть темы, а дотошное воспроизведение событий, связанных с делом невинно осужденного офицера, балансирует на грани с художественной реконструкцией. Отличная работа Жана Дюжардена, играющего начальника военной контрразведки полковника Жоржа Пикара – того самого, кто усомнился в виновности Дрейфуса. Несчастного же Дрефуса доверили играть Луи Гаррелю, и если не знать, что это он, - догадаться нереально. Красавчик Гаррель предстает перед нами смешноватым человеком с крысиной физиономией, на которой, впрочем, такое ежесекундное достоинство, что под конец он кажется необычайно красивым. Для нас же, обитателей одной седьмой части суши, актуальность фильма еще и в том, что Полански беспощадно высмеивает государственный псевдопатриотизм, не позволяющий признавать собственные ошибки и просить прощения у обиженных им.

Венеция-2019: Старики тут на месте

Если государство и общество тебя обижают и не просят прощения – что ж, будем поступать так же, решил главный герой фильма Тодда Филлипса «Джокер» и принялся лепить из самого себя олицетворение зла. Фильм – история возмужания и озлобления главного врага Бэтмена, то, что принято теперь называть приквел.

Живет такой парень по имени Артур Флек – каждый день рядится в клоуна и идет на улицу веселить народ. Народ не слишком благодарен – его то обижают, то бьют, и тогда парень пускает в ход случайно доставшийся ему пистолет. У Артура есть физиологическая странность – в непредсказуемые моменты его вдруг начинает душить смех. Отрывистый, лающий, этот смех вызывает в людях страх и отвращение. У самого Артура, впрочем, тоже, особенно учитывая, что он мечтает о карьере сценического комика, вдохновленный своим кумиром, телеведущим-комиком Мюрреем Франклином (Роберт Де Ниро). Мир не любит Артура, хотя мать героя, больная и почти обездвиженная, объект вечных треволнений героя, и называет его «Счастливчиком». Мир жесток и грязен, причем в самом прямом смысле слова – улицы, дворы, переулки, метро города – все переполнено мусором из-за забастовки мусорщиков. Смердящий Готэм-сити рождает злобу и ненависть. Маска клоуна, с которой в какой-то момент Артур решает не расставаться, - та степень анонимности, что позволяет творить безликое зло в безликом городе. Фантастическая роль Хоакина Феникса, про которого и раньше было известно, что он большой актер, но который в «Джокере» играет уже на пределе человеческих возможностей.

Венеция-2019: Старики тут на месте

Если старшее поколение режиссеров, представленных в этом году в Венеции, показало высший пилотаж (помимо уже упомянутого Полански, надо бы отметить и его ровесника Коста-Гавраса, чей фильм «Взрослые в комнате» о попытках Греции выйти из экономического кризиса), среднее поколение выступило в основной программе не слишком уверенно. Француз Оливье Ассайяс, рациональный интеллектуал левого толка, привозивший в Венецию в прошлом году скучноватое, но умное кино «Нон-фикшн», на сей раз ушел с головой в экшн. Его «Осиная сеть» - история так называемой кубинской пятерки, группы кубинцев, внедренных в американские спецслужбы с целью их дестабилизации. В главных ролях тут – красавец на красавце – Эдгар Рамирес, Пенелопа Крус и целая команда сочных латиноамериканцев. Плюс сюжет, дающий простор для любого маневрирования. Плюс умопомрачительно яркие кубинские пейзажи, синий океан и любовь на его фоне. А два часа тянутся что твои два дня. Ассайяс умудрился из такого благодарного сюжета и всех привходящих создать унылую историю унылых людей. Жаль, ей-богу.

Стивен Содерберг тоже взял дивную тему для своей новой картины «Прачечная» – «панамагейт», шумную историю трехлетней давности, когда всплыла информация о финансовых махинациях многих видных политиков, скрывавших наличие своей собственности с помощью панамской юридической компании Mossack&Fonseca. В результате утечки конфиденциальных бумаг эти махинации стали достоянием прессы. Криминальная махина начинает раскручиваться благодаря героине Мерил Стрип – забавной старухе в шляпке, которая не смогла получить страховку за жизнь погибшего мужа и отправилась искать справедливости.

Венеция-2019: Старики тут на месте

Содерберг попытался рассказать эту историю в полуводевильной манере, сделав из двух главных героев-мошенников парочку этаких киноконферансье – Гэри Олдман и Антонио Бандерас на протяжении всего фильма потешают публику скетчами о роли денег, показывая на примере подвернувшихся первобытных людей, как не надо относиться к купюрам. Они же рассказывают о механизме криминального агрегата, который сами же и приводят в движение. Словом, остроумно, но фильм словно распадается на множество частей, разных по жанру, по стилистике, по энергичности. В результате занятный замысел остается замыслом, а Содерберг по-прежнему – одним из самых неровных и не нашедших свой стиль режиссеров.

Да и сам фестиваль пока идет очень неровно, то разражаясь энергичным «Джокером», то пыхтя невнятной «Осиной сетью». Но никто и не думает унывать – Венеция умеет оставлять сладкое на десерт.
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх