kino-teatr.ru

21 991 подписчик

Свежие комментарии

  • Вера смелых
    Хватит выбирать любых певцов, певцов "ротом" и фамилией, спортсменов, телеведущих типа Пушкиной, актеров-перевертышей...Независимый канди...
  • Виктор Шиховцев
    Я б за него проголосовал, не снимись он в паскудном фильме "На Париж", который показал героя войны засранцем.Независимый канди...
  • Владимир
    Про Бреда Пита переговорили?Анджелина Джоли о...

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

В прокат вышел «День курка» — комедийный экшн с Мэлом Гибсоном во временной петле. Фильм Джо Карнахана («Козырные тузы», «Команда А») не просто использует отработанную в кино тему зацикленного дня, но прибегает и к механикам видеоигр. О них напоминает и оригинальное название (Boss Level), и концепт «перезагрузки уровня». Главный герой систематически погибает, исследуя карту и прокачивая навыки, чтобы в итоге выйти победителем из битвы с главным злодеем.

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

Несмотря на то, что даже критики называют фильм «шутером» или «стрелялкой» лишь в уничижительном смысле (см. негативные рецензии на «1917»), игры уже давно влияют на кинематограф (речь, конечно, не только об экранизациях). Если в 1990-е видеоигры представлялись лишь очередным источником сюжетов, а геймеры — потенциальной аудиторией кинотеатров, то уже в 2000-е маятник влияния качнулся в обратную сторону. Начали появляться многочисленные фильмы, использующие нарративные приемы и визуальные особенности, отсылающие к игровым механикам. Дмитрий Соколов собрал пять фильмов, по-разному вдохновленных видеоиграми: этически, эстетически или визуально.



«АДРЕНАЛИН» (2006)

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

Для наемного убийцы Чева Челиоса (Джейсон Стэтем) день начинается не лучшим образом: в кровь ему введен особый яд, сдержать который можно лишь с помощью постоянного притока адреналина.
Вооруженный и взбешенный, Челиос отправляется в стремительный марш-бросок по Лос-Анджелесу, чтобы найти и покарать тех, кто решил свести с ним счеты. Фоном тикают часы, отмеряя отведенные киллеру минуты жизни.

Режиссерский дебют Марка Невелдайна («Призрачный гонщик 2») и Брайана Тейлора («Мама и папа») — двух выдающихся кинематографических хулиганов 2000-х — это ураганный, нервный и стильный экшн, в котором повсюду видны следы видеоигр. Сам его сюжет отлично подходит для какого-нибудь рельсового шутера с жестким таймингом. Челиос постоянно на ходу: бегает, едет, прыгает, занимается сексом и, разумеется, не прекращает драться и стрелять — все ради того, чтобы протянуть как можно дольше и как можно быстрее добраться до босса. Но еще сильнее «Адреналин» напоминает видеоигры визуальными фишками: от периодически появляющихся пикселей до счетчика сердцебиения, намекающего, сколько еще осталось жить отравленному киллеру. В сиквеле Невелдайн и Тейлор еще сильнее вдавили педаль газа, нарастив объемы дичи и постмодернизма, а под конец фильма еще и сломав четвертую стену. После такого изобретательного безумия какой-нибудь «Дэдпул» кажется старательным, но ученическим подражанием.


«ГЕЙМЕР» (2009)

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

В недалеком будущем люди играют в видеоигры с помощью живых актеров, а не виртуальных персонажей: в экшнах участвуют заключенные, управляемые дистанционно, а в местном аналоге The Sims работают люди, готовые за деньги временно передать контроль над телом. Кэйбл (Джерард Батлер) — управляемый геймером-суперзвездой топовый участник игрового шоу «Убийцы» — оказывается втянут в заговор, организованный подпольной группировкой Humanz. Ее участники выступают против технологий дистанционного контроля, которая посягает на свободу воли, и хотят сокрушить всю игровую индустрию.

Второй фильм дуэта Невелдайн-Тэйлор в списке и, вероятно, самая недооцененная их работа. «Геймер» — гибрид киберпановской антиутопии, антиконсюмеристской сатиры и кровавого боевика, вновь богатого на отсылки к видеоиграм — как на уровне общего замысла, так и стиля. Под жанровой оболочкой скрываются любопытные этические проблемы, связанные с цифровой эпохой: помимо вопросов о допустимости временного отключения свободы воли, здесь затрагивают тему этичности нейротехнологий и риска безграничной коммерциализации сферы развлечений. Впрочем, все эти проблемы остаются по большей части фоном для стремительного и жестокого экшна, который походит на эталонную экранизацию deathmatch-режима в классических частях военных шутеров Call of Duty или Battlefield.


«СКОТТ ПИЛИГРИМ ПРОТИВ ВСЕХ» (2010)

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

Скотту Пилигриму (Майкл Сера) 23, он играет в видеоигры и группе Sex Bob-Omb, живет с соседом-геем и встречается со школьницей. Когда он встречает Рамону Флауэрс (Мэри Элизабет Уинстэд), то сразу понимает, что перед ним девушка его мечты. Но есть нюанс: прежде чем начать встречаться с Рамоной, Скотту необходимо победить семь ее Злых Бывших — и задача эта намного сложнее, чем выиграть очередной раунд в Pacman.

Фильм британца Эдгара Райта основан на комиксах Брайана Ли О'Мэлли, в которых и так немало отсылок к видеоиграм. Однако экранизация не прямолинейно переносит историю на киноэкран, а строится по принципам самого настоящего файтинга, встроенным в канву романтической комедии. Скотт движется по сюжету от боя к бою, причем рецепт победы каждый раз отличается: кого-то достаточно ткнуть в уязвимое место, кого-то — переиграть (буквально) во время музыкального шоу, а с кем-то придется драться на мечах. Также бросается в глаза обильное — при этом очень точное — использование Райтом эстетики и артефактов из классических аркад 1980-х и 1990-х: от шкалы мочеиспускания и монеток, остающихся после каждого «босса», до бонусных жизней, позволяющих в нужный момент получить второй шанс на победу. В общем, «Скотт Пилигрим против всех» — это не только смешной, динамичный и неортодоксальный ромком, но и идеальная экранизация «компьютерной игры» как понятия. Фильм даже получил игровую адаптацию — бодрый и неимоверно затягивающий beat 'em up, выдержанный в ретро-стилистике.
Гик-гик, ура: обзор творчества Эдгара Райта
Подкаст о фильмах Эдгара Райта


«ХАРДКОР» (2016)

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

Генри просыпается в лаборатории, расположенной на борту огромного самолета. Он ничего не помнит и не может говорить, но сидящая рядом женщина объясняет ему, что это нормально. Генри едва выжил в катастрофе, после которой все его конечности заменили на кибернетические протезы, а память полностью стерла амнезия. Вторая новость: за Генри охотятся наемники во главе с альбиносом-телепатом (Данила Козловский), призванные вернуть его таинственной корпорации.

Дебютный фильм российского клипмейкера Ильи Найшуллера — ярчайший пример того, как можно органично вплетает в фильм механику видеоигр. «Хардкор» снят целиком от первого лица и выглядит как летсплей предельно динамичного и кровавого шутера. При скромном по нынешним временам хронометраже в полтора часа Найшуллер успевает продемонстрировать недюжинную изобретательность в перестрелках, драках и погонях, которых хватило бы на парочку голливудских боевиков. В сочетании с бешеным темпом и крайне схематичным (но подходящим для линейного шутера) сюжетом, «Хардкор» смотрится как трибьют старым зубодробительным экшнам 2000-х, где больше внимания уделялось дизайну уровней и выбору оружия, чем проработке персонажей и QTE-сценам.
Нет времени ообъяснять: рецензия на «Хардкор»
Интервью с Ильей Найшуллером
Самые яркие роли Данилы Козловского


«ЧЕРНОЕ ЗЕРКАЛО: БРАНДАШМЫГ» (2018)

Быстро бегать, метко стрелять и горячо молиться: как игры повлияли на кино

Великобритания, лето 1984-го. Молодой программист Стефан (Файон Уайтхэд) устраивается в компанию Tuckersoft, где работает легендарный создатель видеоигр Колин Ритман (Уилл Поултер). Его первое задание — разработка игры «Брандашмыг». Поначалу новичок горит энтузиазмом, однако после одной странной встречи с кумиром Стефан начинает подозревать, что все вокруг — то ли часть глобального заговора, то ли и вовсе одна большая галлюцинация.

Интерактивный фильм Чарли Брукера — часть сериала «Черное зеркало», в который зритель может управлять направлением сюжета. В играх 1980-х и особенно 1990-х такой формат был широко распространен (вспомнить хотя бы Phantasmagoria или Night Trap), а вот в кино их можно встретить намного реже. «Брандашмыг» напоминает те самые квесты золотого века, вроде серии про Габриэля Найта, но с гораздо большим количеством сюжетных развилок. Кроме прочего, у фильма на удивление много концовок, а среди сюжетных веток попадаются откровенно пародийные — вроде той, где вся происходящая история оказывается фильмом, а Стефан — актером. Печальных финалов припасено тоже немало — пробовать можно разные варианты. Благо выбор зрителю предоставляется не раз и не два.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх